Авторизация
Новосибирск
Борец с не отпетыми мертвецами: Юрий Говоруха-Отрок
Фото: Scherl / Globallookpress
Общество

Борец с "не отпетыми мертвецами": Юрий Говоруха-Отрок

Шестого февраля (по новому стилю) умер Юрий Николаевич Говоруха-Отрок (1851-1896), крупный русский консервативный публицист, литературный и театральный критик.

Родившийся в старинной дворянской семье Ю.Н. Говоруха-Отрок в гимназии попадает под влияние революционной публицистики. Значительно позже он называл всех революционных шестидесятников "не отпетыми мертвецами" и крайне не любил их соблазнительное писательство. 

Революционная молодость

Во время учёбы в Императорском Харьковском университете он попадает в революционный кружок. В 1874 году его арестовывают и сажают в Петропавловскую крепость по процессу 193 ("Делу о пропаганде в Империи").

О "крепостных мучениях" у Ю.Н. Говорухи-Отрока имеются весьма характерные воспоминания: "Камера была просторная и, как я потом убедился, тёплая; но видом она напоминала склеп со сводчатыми стенами, с высоко, к потолку почти поднятым решётчатым окном. Тут была железная кровать, стол и табуретка. В двери маленькое стеклянное окошко, куда время от времени заглядывал кто-нибудь; ниже в той же двери четырёхугольное окошко, запертое на замок, куда подавали обед, чай. На столике я заметил маленькую книжку в чёрном переплёте – это было Евангелие. Кормили в крепости и содержали хорошо: давали три раза, утром и вечером, чай с хлебом, хороший обед из трёх блюд. Так кормятся только достаточные студенты, бедные – хуже. В праздники пища ещё улучшалась, а на Рождество и на Светлый праздник – и очень. На Светлый праздник – давали кулич, крашеные яйца, ветчину и т. д. Давали даже казённые папиросы. Кроме того, те из арестованных, у кого были свои деньги, могли покупать для себя что угодно через смотрителя: табак, сигары, съедобное, сласти, даже вино, с разрешения доктора, в котором, впрочем, никому не отказывалось. Только заключение было уже вполне и абсолютно одиночное" (Тюрьма и крепость // Русское обозрение. 1894. Январь).

Товарищ по кружку оговорил Ю.Н. Говоруху-Отрока, что, мол, слышал, как тот хотел ударить какого-то жандарма ножом. Приговор учёл срок предварительного содержания, и Ю.Н. Говоруха-Отрок был выпущен из крепости.

В своих последующих литературных опытах Ю.Н. Говоруха-Отрок критически отзывался о народовольчестве, и харьковские радикальные круги попытались устроить гонения на него. Однажды Юрий Николаевич, сидя в одном заведении, словесно в оскорбительной форме был даже обвинён "товарищами" в измене. В ответ он разбил о голову оскорбителя пивную кружку. "Товарищи" пошумели-пошумели и разошлись. 

Неславянофильский консервативный публицист

В 1881 году Ю.Н. Говоруха-Отрок становится сотрудником харьковской газеты "Южный край" (1881-1889), где наконец находит себя в литературной критике. Его замечают, приглашают в Москву. И с 1889 года он становится литературным, а затем и театральным обозревателем ведущей русской консервативной газеты "Московские ведомости", где пишет под псевдонимом Ю.Николаев.

По своим убеждениям Ю.Н. Говоруха-Отрок был твёрдым православным монархистом. Работавший вместе с ним Лев Тихомиров вспоминал: "Говоруха был прежде всего – до мозга костей православный. Не в какие-нибудь социальные строи верил он, не в программы, а в Бога. Как православный – он был монархист, убеждённый, искренний. Как православный же, он имел ряд требований к личности, конечно, не представляющих ничего общего с тою беспорядочною распущенностью, которую нынче выдают за её свободу. Как православный, Говоруха любил народ за его веру, за его христианскую выработку" (Памяти Ю.Н. Говорухи-Отрока. М., 1896. С. 9).

Не будучи славянофилом, Ю.Н. Говоруха-Отрок всё же защищал в тогдашней полемике с Владимиром Соловьёвым славянофильское учение, будучи активнейшим участником мировоззренческих споров 80-90-х годов XIX века.

 "Чтобы показать, – разумно утверждал он, – несостоятельность самой сущности славянофильства, надо доказать, во-первых, что православие не есть учение вселенское, каким оно было при Христе и Апостолах; во-вторых, что основу исторической жизни Русского народа составляет не православие, а что-нибудь иное; в третьих, что культурное развитие народов не имеет, вообще, в основе своей начала религиозного – и, наконец, что в учении Церкви Православной не примиряются все противоречия, раздирающие европейский мир: противоречия Церкви и государства, нации, философии и религии, социализма и свободы, что в православии нет той великой объединяющей мысли, того великого объединяющего чувства, в которых может разрешиться трагическая коллизия, созданная ходом европейской истории и отчасти перенесённая на нашу почву" (Поход на славянофилов // Московские ведомости, 1890, 21 января).

В славянофилах Ю.Н. Говоруха-Отрок ценил их отношение к Православию как к главнейшему русскому началу: "Лишь в лоне Церкви возможно правильное развитие общества" (Московские ведомости, 1894, 10 марта). 

Лучший художественный критик конца XIX столетия

Современники, отдавая дань публицистическим талантам, всё же считали главным его даром художественную критику. На этом сходились и В.В. Розанов, и Н.Н. Страхов, и Л.А. Тихомиров.

Исходя из высоких христианских идеалов, Ю.Н. Говоруха-Отрок предъявлял художественным произведениям и самим писателям большие нравственные требования: "Чтобы касаться отрицательных явлений жизни, художник сам должен сознавать свои человеческие несовершенства, должен сам иметь христианское настроение, которое есть только одно: настроение кающегося мытаря... Гордому, высоко ценящему себя человеку трудно и невозможно поставить себя на одну доску с злодеем, безумцем, отщепенцем или с жалким бродягой, отверженцем общества, с уличным вором, с проституткой, трудно пережить их жизнь, переболеть их язвами, перестрадать их страданиями; трудно признать их равными себе людьми и своими братьями".

По мнению Ю.Н. Говорухи-Отрока, высочайшим жанром в искусстве была трагедия. "Истинная трагическая коллизия, – пишет он, – именно и заключается в том, что человек ставится в такие условия, окружается такими обстоятельствами, которые мало-помалу, шаг за шагом заставляют его стряхнуть с души всю шелуху земных помыслов, земных желаний, заставляют его признать ложность всех своих стремлений, обусловленных похотью плоти – похотью ли сластолюбия, гордости ума и т. д. – ложность всех своих надежд и ожиданий; заставляют его поверить в непрочность и ложь всего земного и путём великой скорби приводят его к сознанию, что есть в жизни что-то стоящее и выше личного счастья, и выше личного страдания, что есть что-то великое и высшее, стоящее вне нас и в то же время живущее в нас, пред чем всё земное, все земные помыслы, чувства, желания являются как бы бессмысленным мельканием китайских теней..." (с. 17. Последние произведения графа Л.Н. Толстого. М., 1890).

Главным сочинением в творчестве Ю.Н. Говорухи-Отрока стала книга "Тургенев", где, анализируя художественные произведения писателя и его эпистолярное наследие, критик показал образ Тургенева как "лишнего человека", трагическое душевное самоощущение своей ненужности.

Планы Ю.Н. Говорухи-Отрока на исследование о Гамлете, начатая книга о Гоголе остались незавершёнными. Но, несмотря на раннюю смерть, последовавшую в 45-летнем возрасте, Ю.Н. Говоруха-Отрок зарекомендовал себя выдающимся консервативным историком и аналитиком русской литературы.

Отдавая дань его памяти, Пушкинский дом в Санкт-Петербурге в 2012 году переиздал его работы в двух огромных томах (более 2000 страниц) под названием "Во что веровали русские писатели?".

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Читайте также:

Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: Жёсткие истории Оксаны Пушкиной "Никогда не боялся идти против господствующих течений" Умственная самостоятельность: Интеллектуальный подвиг Льва Тихомирова
Загрузка...